Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя okcana7198: okcana7198.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 195158 зарегистрирован более 1 года назад

okcana7198

настоящее имя:
Оксана Александровна Ермакова
популярность:
19127 место -15↓
рейтинг 1076 ?
Портрет заполнен на 77%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 1

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок

Мне нравится

Темы форумов

Записи в блогах

Фисташковое лето 27 февраля 2011
Последний бастион, ностальгическое



Это была самая обычная рюмочная на окраине города в рабочем районе. Забегаловка, ганделык, шалманка. Шесть столов, накрытых клеёнкой в цветочек, потёртые стулья, кафельный пол, тюлевые шторы на окнах. За стойкой, из-за блюд с бутербродами выглядывала дама предпенсионного возраста, эдакая бандерша, взгляд которой поставит на место любого зарвавшегося алкаша.
За одним из столиков четверо нетрезвых пролетариев тихо спорили о каких-то фланцах и шаге резьбы.
Олег брезгливо окинул взглядом помещение и рефлекторно подался к выходу, но Валера остановил его и подтолкнул внутрь. Усадил за стол, расправил складочку на клеёнке, сдвинул в бок солонку и банку от «Нескафе», на половину забитую окурками.
- Это что? – Олег удивлённо озирался. – Что мы здесь делаем? Ты с ума сошёл?
- Расслабься, - Валера закурил, выпустив клуб дыма в потолок.
- Что значит расслабься? Я в худшие свои времена обходил такие гадюшники десятой дорогой.
- И очень зря. А я тут раз в неделю завтракаю. Кстати, тут пельмени ничего, салатики съедобные, а бутерброды с бужениной – пальчики оближешь. И водка не бодяжная. А утром народа не много. Ну, что, давай, по пиву для начала, пока пельмени приготовят.
- Я никаких пельменей есть не буду. Дизентерии мне не хватало. Мы что, проехали весь город, чтобы здесь травануться? – Олег попытался встать, чтобы уйти, но Валерий придержал его за рукав.
- Ну, не хочешь есть – не ешь. Пиво хоть попьёшь?
- Ну, ладно. Пиво можно.

Валера поднялся и пошёл к стойке.
- Люсь, нам для начала два пива. А пока пить будем – сваргань две порции пельменей. Четыре бутерброда, селёдочку, и две порции оливье.
Услышав заказ, Олег крикнул с места:
- Никакого оливье. Валер, я ж сказал – есть не буду.
- Я сам всё съем. Делай, Люсьен, делай.
Валера подождал, пока нальётся пиво, вернулся в столику с бокалами.
Олег осмотрел на предмет чистоты посуду, и только потом отпил.
- Понимаешь, Олег, это место – последний оплот социализма. Цитадель, пока ещё не захваченная врагами. Вед что осталось от совка кроме воспоминаний? Ничего! Даже руин не осталось.
- Ну и хрен с ним, с совком, - возразил Олег.
- Как это хрен? Я в нём родился, я в нём учился, мои родители родом из совка. В совке я первый раз поцеловался, первую рюмку выпил, первую книгу прочитал. Он у меня в генах. Понимаешь? Это корни! При совке я был молодой, красивый, свободный и беззаботный. И шевелюра была у меня. – Валера провёл ладонью по прогрессирующей лысине. - Не потому что при совке, а потому, что юность моя прошла в то время.
- Я не ностальгирую.
- Ну и зря. Неужели нечего вспомнить?
- Да есть, конечно, но некогда. Не до воспоминаний. А пиво ничего. Холодненькое.
- А ты посмотри, в каких оно бокалах. В тех ещё. Никаких одноразовых стаканов. Разве можно пиво пить их пластмассы? Тут и водку наливают в нормальные рюмки. Люсь, - крикнул он барменше, - что там с пельменями?
- Пять минут.
- Вот это место, - продолжил Валера, - напоминает мне о том времени, когда я был счастлив. Я, когда меня из института попёрли, на заводе работал. Фрезеровщиком. Прикинь! И после смены мы бригадой заходили в такую вот тошниловку, чтобы снять усталость после трудового дня. Я, молодой пацан, в компании суровых мужиков, пропахших солидолом, слушал их байки и на ус мотал. Жизни учился.
- Странное у тебя счастье было.
- А раньше счастьем всё было – купил джинсы за полторы месячных зарплаты – счастье. Достал колбасы копчёной – счастье. Торт купил – счастье. Даже шоколадка – счастье. А что сейчас? Дети мои ничему не радуются, что им ни купи. Они сладости не любят! Дети не любят сладости! Не любят мясо! Котлету попробуй запихни в них. Игрушки, книжки – всё, как так и надо. Я по молодости меломанил. На балке пропадал, винил покупал, обменивал, продавал, на бобины переписывали, слушали. Название каждой песни знал, все составы групп по годам наизусть. Тексты учили, переводили. Потому что кровью и потом доставалось. А сейчас – скачал и слушай. На халяву. И что? Я собрал себе всё, о чём и мечтать в те годы не мог. И я его не слушаю. Мне скучно, и не интересно. И на кумиров теперь смотрю, как на лабухов, а не как на инопланетян из другого, фантастического мира. Книги читал раньше на машинке отпечатанные, залапанные десятками рук, на три дня давали. Ночами читал, чтоб успеть. Но зато, смаковал каждое слово. Да что там говорить.

Люся принесла поднос с заказом, поставила на стол пельмени, тарелочку с шестью кусочками селёдки, бутерброды, две мисочки оливье, графин водки. Пожелала приятного аппетита и ушла за стойку.
- Валера, честно, не напрягай. Не буду я здесь есть.
- Не ешь. Водки выпей, селёдочкой закуси. Давай, за ностальгию.
Валера наполнил рюмки.
- Искуситель, - сказал Олег, выпил залпом, подцепил вилкой кусок рыбы. – А ничего. Хорошо пошла. Думал, хуже будет. Я водку уже лет десять не пил. Да и селёдку, если честно, давно пробовал. А и правда, есть в этом что-то. Забытое, но родное.
- А я люблю. Иногда кильки куплю пряного посола, картошки отварим в мундире, огурчики маринованные – объедение. Да бери ты пельмени. Остынут, не вкусные будут.

Алкоголь, попавший в желудок, требовал закуски. Олег поковырял вилкой в тарелке, и, не обнаружив ничего криминального, съел один пельмень.
Выпили ещё, и Олег уже поглядывал на оливье.
- Помнишь, - сказал Валера, - раньше любое кафе, любой сраный бар были культовыми. Их знали по именам, знали, где кофе лучше, а где - мороженное. Чебуреки ездили кушать через весь город. В «Кристалл» чтобы попасть – час в очереди выстоять нужно. Там куры-гриль классные были, там – пиво не так сильно разбавляли, там – котлеты по-киевски классные были.
-Это точно, - поддержал Олег. – Помню, вареничная была на Сумской. Любили туда ходить. А в «Снежке» садились только за те столики, которые обслуживала официантка Леночка, сколько лет прошло – а имя помню.
- А сейчас – или фаст-фуды безликие, или напыщенные кабаки, с претензиями. Официанты – как манекены. Пропала человечность в общепите. Да и везде пропала. Вместо гастрономов, где все знали продавцов в лицо и по имени, натыкали этих супермаркетов – конвейеров бездушных.
- Это всё америкосы продвигают свою идеологию. А мы, дураки, всё у них перенимаем и зомбируемся. Поколение макдональдскокаколы. Наливай. Хорошо, что ты меня сюда привёз. Я совсем забыл и не вспоминаю о том, что было. Только сейчас и планы на завтра. А ведь и правда, я вспомнил, как я радовался каждой игрушке. А если ещё такой ни у кого не было – вообще царь был. А шоколадка «Чайка» - предел мечтаний. Зато какой вкусной казалась. Так, где там твоё оливье?

И слово за слово пошла беседа по накатанной. Кто в какой пионерский лагерь ездил, кто где на море отдыхал, кто как на выпускном нажрался. И про шарфы мохеровые вспомнили – сине-красно-зелёные, и про пальто ратиновые, и про шапки пыжиковые, и про очереди в кино, и вообще про очереди. И про футбол, и про комсомол…
- Ну, что, - Олег доскрёб оливье, - ещё графинчик?
- Нет, на работу нужно. Давай через недельку. Я позвоню. Заедем, позавтракаем.
- Договорились. Жаль, только, что недолго этой кафешке осталось. Выкупят, откроют аптеку, или бутик для пролетариев.
- Не выкупят.
- Это ещё почему?
- А потому, что я её никому не продам. Это моё заведение. И пока я жив, здесь будет последний бастион, и я буду сдерживать осаду до последнего.
- Тебе что, твоих супермаркетов мало?
- Так то для заработка, а это – для души.
Валера достал телефон, набрал номер.
- Миша, подгоняй машину. И охране скажи, пусть грузятся. Мы едем.

Валера положил на стол сто долларов, и они пошли к выходу, где их уже ждал серебристый бронированный «Хаммер».



(с) goos
Показать полностью..
Фисташковое лето 27 февраля 2011
"Абонент недоступен, потому что счастлив"




Закончился рабочий день, и офис, в котором работаю я и ещё семеро таких же клерков, постепенно пустел. Все разбегались по домам, торопясь успеть, кто в детсад, а кто и к началу любимого сериала. Вот, наконец, нас осталось двое.
? Ты идёшь или всю работу сегодня сработать решил? Бросай ? завтра докуём. Чем потом заниматься будешь? ? Говорит мне мой коллега и сосед по офису.
? Иди, я ещё побуду, ? спокойно отвечаю я, а сам думаю: ?Да отваливай ты быстрее!?. Всё дело в том, что бежать мне особо некуда. Дома меня никто из обладающих душой не ждёт, а два лучших друга ? диван и телевизор, даже не заметят, что пришёл я сегодня позже на целый час.

Вот я остаюсь один и выжидаю ещё пятнадцать минут ? возможно появление кого-то из коллег, забывших самое важное в их жизни. К примеру, брелок, который купили на ошейник любимой собаке. Собака же не может ждать до завтра, у неё без этого брелока может несварение случиться.

Минуты, отведённые мной на ожидание, истекли, я пододвигаю к себе телефон и набираю номер, который запомнил на всю жизнь. Что скажу, ещё не знаю. Главное, чтобы ответили. С тоской слушаю длинные гудки. После седьмого делаю отбой и повторяю вызов. Эффект тот же. Вечер, который и так не блистал яркими красками, стал чёрно-белым, потеряв даже оттенки серого. Понуро отключаю технику и бреду на выход?


***

Всё началось где-то около трёх месяцев назад. Был такой же серый вечер, несмотря на то, что весна вовсю старалась написать свою неповторимую картину, которую рисует уже много-много сотен лет подряд, используя самые яркие краски. В раскрытое окно нагло, по-хозяйски, рвались звуки и запахи. Пели птицы так, что казалось: они знают, что сегодня последний день мира, и завтра ничего уже не будет. Пахло юной зеленью и праздником. А мне было грустно. Если кто ещё не понял ? я одинок. Давно и беспросветно. Все мои друзья по школе и институту обзавелись обязанностями, и в их наполненных событиями жизнях места для меня просто уже не было. Книги ? лекарство от одиночества ? действенно только зимой, а телевизор надоел до боли в пятках. Дома я уже научился разговаривать с окружающими меня предметами. Я не заряжал мобильный телефон, я его кормил. Я упрашивал его не отключаться, когда он показывал, что батарейка его пуста, и он верещал, что сейчас от голода просто умрёт. Я научился уговаривать, не зависать компьютер, когда он выполнял громоздкую работу. Я говорил со всякой железякой. Можете думать, что это шизофрения, но за последнее время у меня не сломался ни один бытовой прибор. Даже бездушная техника любит, когда с ней по-человечески.

Есть у меня приятель, который принимает для себя только такой образ жизни. Одиночество его не напрягает. Он идёт по жизненному пути, не оглядываясь назад и не глядя сильно далеко вперёд. ?Новый друг, а ещё лучше новая подруга каждый день? ? его девиз. Мне этот девиз не очень приятен, но торчать в четырёх стенах уже невыносимо, и я согласен провести сегодняшний вечер по его правилам. Тем более что он давно это предлагал. Я набираю его номер телефона, чтобы напроситься с ним куда-нибудь.

? Алло? ? Слышу на том конце телефонного провода. Милый женский голос сейчас мне, видимо, сообщит, что моим планам сбежать от тоски не суждено сбыться.
? Здравствуйте. ? Говорю я. ? Извините, я набираю номер телефона Вадима Сероглазова. Он дома?
? Здравствуйте. Очень хорошо, что вы сказали, чей номер набираете. Обычно просто просят позвать Вадика. Но, сожалею, ничем помочь вам не могу: Вадима здесь нет, и никогда не было. Всего хорошего.

?Не туда попал?, ? думаю я. Самое время положить трубку, но что-то мне не даёт этого сделать. И интересно, что девушка ? моя случайная собеседница ? тоже не отсоединяется. Лихорадочно соображаю, что бы ей такого сказать, и нахожу обалденный, просто гениальный вариант:

? А почему вы трубку не кладёте? ? Я гений, не правда ли?!
? Этот же вопрос занимает сейчас и меня. Почему же я трубку не кладу?
? Вы думайте и всё же не разъединяйтесь, ? почти умоляю я.
? Для этого необходимо, чтобы вы заинтересовали меня чем-то. Вы можете заинтересовать скучающую девушку?
?Ага! Ты тоже скучаешь!? ? Думаю я, но, упаси Бог, не злорадно, а с сочувствием и пониманием, и вслух говорю:
? Я попытаюсь. Если я скажу, что за окном прекрасная погода, то я от этой банальности сильно упаду в ваших глазах?
? А вы попытайтесь. Как я узнаю ? упадёте вы в моих глазах после того, что скажете, если вы этого не скажете?
? Говорю: у меня за окном просто превосходная погода. А у вас?
? Сейчас посмотрю: пять минут назад была замечательная. ? И после некоторой паузы: ? Ничего не изменилось, и за моим окном всё прелестно. Бедные мы, бабы, существа! Сколько лет нас разводят на знакомства фразой про погоду, и мы идём! Просто кошмар какой-то. Ладно, считайте, что вы заинтриговали меня безмерно своей оригинальностью.

Смеюсь:
? Такой вот я небанальный. Кстати, я вас ни от чего не отвлёк?
? Нет. Мой друг ? проигрыватель любезно согласился подождать, пока мы не окончим нашу беседу. ? Её голос нравится мне всё больше, и я стараюсь растянуть наше общение насколько возможно.
? Потрясающе! У меня тоже лучшие друзья ? диван и телевизор. Но я с ними на сегодня поссорился ? надоели. А что вы слушали, пока я не влез?
? Фрэнка Дюваля.
? Неужели всё так плохо? Мелодии, конечно, очень красивые, но уж очень печальные. Часом не ?Аккордеон??
? Можно подумать, что вы живёте в соседней квартире. Именно ?Аккордеон?. Я даже скажу больше: я закольцевала эту мелодию и слушаю её бесконечно. Отключу, когда совсем надоест.
? А давайте слушать её вместе. Я тоже сейчас включу, будем грустить дуэтом, если вы не против. И ещё, прежде чем отключиться, можно мне обнаглеть и попросить Вас назвать мне номер вашего телефона. Это, конечно, бредово выглядит: говорить по телефону и просить назвать номер. Но, если вы помните, я к вам по ошибке попал. Надеюсь, что по счастливой ошибке.
? Счастливой, говорите? Приятно. Вы какой номер набирали?
? 591467.
? А у меня 591767. Получается: до свидания?
? Всего хорошего. Спасибо вам. Так я позвоню?
? Буду ждать. Звоните примерно в это же время, днём я на работе.
? Хорошо. ? Говорю я и отключаюсь.

Идти уже никуда не хочется. Кажется, что от такого общения у меня на лице образовалась и не исчезает глупая довольная улыбка. Подхожу к окну и смотрю весне в глаза. Она улыбается: ?Вот такая я и есть!? Теперь и я вижу, какая ты!

***

На следующий вечер жду шести часов, чтобы позвонить в это же время, но не выдерживаю и звоню без двух минут шесть. Трубка снимается сразу, хочу думать, что она тоже ждала моего звонка. И думаю, что ждала.

? Привет, ? говорю я. ? Не помешал?
? Привет. Не помешали, ? говорит она с радостью. Я с упоением думаю, что радость эта от моего звонка.
? Знаете, что мы вчера забыли? Познакомиться. Меня зовут Алексей.
? Очень приятно. Я Екатерина.
? Ваше Величество, вы Екатерина Первая или Вторая? ? Пытаюсь пошутить я.
? Я Екатерина Единственная. За ?Величество? спасибо, а за непонятливость сошлю в Сибирь, ? с деланной обидой в голосе заявляет мне моя собеседница.
? Смилуйся, Императрица! Прости грешного! ? Дурашливо взмолился я.
? Прощаю. Что делать? Добрая я. И вьют из меня верёвки подданные, как им того хочется, ? смеётся ?её Величество?.
Смеюсь и я. Мы продолжаем беседовать. А спроси меня, о чём беседа ? не скажу. Ни о чём. Пустое бросание слов на ветер, но приятное нам обоим. Настроение поднимается до небес, и весна смеётся над нами обоими. Но смеётся весело и беззлобно.

Дня через три я говорю Екатерине:
? Ваше Величество, в ваших закромах найдётся, что выпить?
? У меня есть бутылка красного вина. А зачем? ? Заинтригованно спрашивает Катя.
? Налейте бокал, а потом я вам скажу, ? говорю я и иду в свои закрома за бокалом с вином. Когда вернулся, некоторое время жду, пока Екатерина возьмёт трубку.
? Взяла, и что дальше? ? Кате интересно, и она даже не делает попытки скрывать этого.
? Давайте выпьем, Катя, с вами на брудершафт!
Моя собеседница заливисто смеётся:
? А давайте! Такого у меня точно никогда не было.
? На ты, ? говорю я, чокаюсь бокалом с телефонной трубкой и отпиваю несколько глотков.
? На ты, ? Екатерина повторяет всё, что сделал до этого я, и продолжает: ? Лови, Лёша, воздушно-телефонный поцелуй.
? Поймал. Таю. Лови и ты.
? Ну, ты и нахал! Мы с тобой знакомы всего три дня, а ты такие нескромные поцелуи отправляешь! А если провода расплавятся?
? Переживём. Я думаю, что мы с тобой теперь сможем общаться даже мысленно, ? заявляю я, и мы оба счастливо хохочем.

Наше телефонное общение длится очень долго. Мы выяснили, что любим одни и те же книги, что одни и те же книги считаем мусором. Мы делимся впечатлениями от просмотренного кино, сходясь в оценках. Я читаю ей свои стихи, она читает мне свои рассказы. Это смешно, но я чувствую себя счастливым. Мы рассказываем друг другу о сослуживцах, о маленьких и больших победах, о ссорах, о придирках начальства. Когда она мне жалуется на кого-нибудь, мне хочется найти обидчика и разорвать в клочки.

***

? Знаешь, Леша. Я сегодня ехала в автобусе и поймала себя на мысли, ? говорит мне как-то Катя. ? У каждого человека вокруг себя нарисован заколдованный круг. И если человек не захочет тебя пускать в него, то, даже если ты туда войдёшь, будешь чувствовать себя очень неуютно. Почему? Ты никогда об этом не думал?
? Думал. И придумал такое: мы все улитки. И размер наших раковин зависит от того количества людей, которое ты хочешь в неё впустить. Но раковина не твёрдая. Она может быть в любой момент расширена, если найдётся человек, который нужен тебе в твоей ракушке. Только, если тебя позвали в чью-то ракушку, то собственную оставь где-нибудь на песке. Иначе поцарапаешь того, кто тебя позвал: он же беззащитен теперь. И та раковина будет защищать вас обоих.
? Оригинально. Про многоместные раковины я не думала.

***

А вчера наш разговор закончился отвратительно.

? Лёша, спасибо тебе, что за все три месяца ты ни разу не предложил встретиться. Так надоело разочаровываться!

Я потерял дар речи. Я очень хотел встретиться, но боялся этого, как не боялся ничего, никого и никогда. По телефону мы были оба и умные, и весёлые, и находчивые. А вдруг при встрече окажется, что всё это поза, что глаза в глаза я не смогу сказать ни слова. Или буду ей не интересен. Или она разочаруется во мне. Я очень не хотел ломать ту иллюзию счастья, которая у меня была. Пусть даже взамен её я мог бы приобрести что-то несравнимо большее и осязаемое.

? Ну, что ты молчишь?
? Я, Катюш, даже не знаю, что и сказать. Я, наверное, тоже боюсь. Я?
? Ну и дурак! ? Вгоняет меня своей фразой в чёрное смрадное болото, из которого я, как мне казалось, с её помощью выбрался. Я хватаю телефон и набираю её номер раз, другой, третий? седьмой? пятнадцатый. Тщетно. Длинные гудки сообщают мне о том, что теперь в Катину раковину мне дорога закрыта.

***

Это было вчера. И сегодня, вдоволь наслушавшись длинных гудков, понимаю, что потерял нечто большее, чем просто собеседника. Земля ушла из-под ног, и тот кусочек счастья, которым я упивался в беседах с Катей, растаял, как кусочек льда в зной, и лужица воды уже высохла. Настроение описывать даже не хочется. По-моему, приговорённый к смерти ощущает себя не в пример лучше. Ему, хоть и тяжело, но всё понятно. А мне?

Сажусь в машину и еду. Есть у меня место, на которое я езжу, когда мне хорошо и когда плохо. В тридцати километрах от города бежит небольшая речушка, лениво перекатывающая свои немногие воды. Берега ее, где-то поросшие кустами и камышом, то поднимаются высокими утёсами, то плавно входят в воду. Для любого человека там найдётся место по душе. И я любил там один утёс. Здорово смотреть с него вдаль, что зимой, что летом. Там приходил я в себя и в радости, и в печали. Именно туда я и направляюсь.

Выехав за черту города, веду машину по знакомой дороге. И тут начинается дождь. Сильный июльский ливень в сентябре? А почему бы и нет? Какое мне теперь посещение моего заповедника? Я разворачиваюсь, а потом просто останавливаюсь и выключаю двигатель: дворники ? всё равно не справляются. Точно ? июльский ливень, потому что он закончился так же, как и начался ? внезапно. Завожу двигатель и еду домой, потому что ехать туда, куда я собирался сначала - глупо. Въехать я смогу, но выбраться обратно вряд ли.

Вдруг в поле моего зрения попадает девушка. Она идёт, не обращая внимания на дождь, но не так, как ходят под дождём те, кто радуются ему. Она идёт с обречённостью вымокшего до нитки и проклявшего всё на свете человека. Некогда задорные и забавные хвостики волос цвета спелой пшеницы теперь намокли и уныло повисли. Короткая джинсовая юбка от воды кажется чёрной. Она идёт, повесив голову. И я могу со стопроцентной уверенностью сказать, что виной её отвратительного настроения не дождь.

Догоняю и, опустив стекло на двери с её стороны, говорю:
? Сударыня, садитесь, я вас подвезу.
Она смотрит на меня недоверчиво, но я весь такой положительный и смотрю так участливо, что она кивает головой и забирается на переднее сиденье рядом со мной.
? Куда вам ехать?
? Я недалеко ушла от своего дома. Вон он, за светофором. Если вы не против, я просто согреюсь у вас в машине: на улице хоть и не холодно, но дождь и ветер.
? Да ради Бога! Печку включить? ? Я само участие.
? Не нужно: у вас и так тепло и главное: ветра нет. А это ничего, что я вашу машину намочу?

Я смотрю на неё ? очаровательная девушка. Лицо с правильными чертами лица, милый носик. Глаза должны быть голубыми, но сейчас от каких-то внутренних переживаний они фиолетовые.

? Какая глупость! Это всего-навсего машина. Простите, я, быть может, лезу не в своё дело, но у вас что-то случилось? Не мог бы я вам чем-нибудь помочь?

Она молчит. Ну, что ж. Не буду набиваться. Но девушка, оказывается, просто собиралась с мыслями:

? Вот почему вы мужчины ? сильный пол ? а так всего боитесь? Почему вы держитесь за свою свободу, как за какую-то особую ценность? Мне недавно один субъект рассказывал интересную мысль насчёт раковин, что все мы, как улитки сидим в ракушках, но каждый человек готов раздвинуть свою раковину, чтобы дать место другому, близкому, любимому. Вот, что Вы думаете об этом?
? Я тоже недавно размышлял о раковинах и согласен с тем, что вам сказал ваш ?субъект?.
? Перестаньте! И вы туда же! Я Вам докажу, что это всего-навсего слова. Смотрите: изобретатели ? все мужчины, и всё, что они изобретают, доказывает, что они ? эгоисты.
? Так уж и всё. ? Мне обидно за изобретателей-мужчин.
? Представьте себе ? всё! Зонт ? полезное изобретение, но он создан для одного ? для эгоиста. Если под одним зонтом идут двое, то вымокнут оба. Или посмотрите на свою машину. Да, на любую посмотрите. Сиденье, которое справа от вас, предназначено для друга, для хорошего знакомого. Но оно отделено от вас всякими причиндалами. То есть, вы готовы усадить кого-нибудь рядом, но в то же время не близко. Скажете: я не права?
? Интересная мысль. А двуспальная кровать?
? Исключение, подтверждающее правило. Придите в мебельный магазин, и вы увидите, что на одну двуспальную кровать три модели кроватей для эгоистов. Мужчины не против объединиться для чего-то приятного. Но спать рядом? Боже упаси! Вдруг ваша соседка по кровати влезет в ваше личное пространство и будет мешать смотреть вам ваши дурацкие эгоистичные сны!
Теперь мне уже это обидно:
? Можно подумать, что мебель покупают исключительно мужчины, а их жёны и подруги стоят рядом и молчат. Какой бред! Покупка кровати ? это как раз прерогатива женщины, и мы ? мужчины ? миримся с вашим выбором. А потом привыкаем.
? Да ну вас с вашей кроватью! Кровать здесь совсем не при чём! Может, я плохой пример привела.

Я могу поспорить, но не хочу. Девушка сейчас в таком состоянии, что слышит только то, что хочет слышать. Но всё-таки не удерживаюсь и говорю:
? Почему вы думаете, что мужчины бесстрашны по природе своей? Я считаю, что бесстрашным мужика делает страх. Страх за тех, кто ему доверился, страх за любимых, родных, близких. Страх, что кто-то посягнёт на то, что ему дорого. И мужчины боятся. Я сам недавно боялся. В подробности вдаваться не буду, а если иносказательно, то я поймал искру от падающей звезды. И так боялся, что она погаснет, что не пошёл за звездой, хотя упала она совсем рядом.

Повисла тишина. Я, видимо, потряс девушку своим откровением. А может, она сидит и презирает меня за малодушие. Ну и пусть! Кто она мне? Чтобы разорвать тишину, спрашиваю:
? Вам музыку включить?
? Что? Какую музыку? А, музыку. Как хотите. Мне, в принципе, всё равно. Или, если у Вас есть Фрэнк Дюваль, то включите его.
? Нет, Дюваль у меня дома. А здесь есть Поль Мориа. Вы хотите погрустить? Я включу Вам замечательную мелодию. Называется ?Melancholy Man?.
? Вот опять про мужчину, и меланхолия у мужчины, ? досадливо машет рукой моя пассажирка.

Не спорю. Мне нравится эта мелодия, и мне кажется, что она понравится девушке. Салон автомобиля наполняется бессмертной мелодией известного классика. Этому творению суждено намного пережить своего родителя. Оно состоит из двух повторяющихся частей: одной меланхоличной и другой взрывной. Это не Дюваль, это совсем другое настроение. У Фрэнка лёгкий сплин, тихая, именно эгоистичная, грусть. Поль играет совсем по-другому. Его мелодии заставляют думать, что грусть это такая временная неприятность, которая закончится сразу же, как закончится мелодия. Меня он заряжает оптимизмом. По атмосфере в машине чувствую, что напряжение, сковывающее девушку, постепенно уходит, и она превращается в самую обычную мокрую мышку.

Следующая мелодия из фильма ?Крёстный отец?. Ложусь грудью на рулевое колесо и наслаждаюсь музыкой. А моя пассажирка вдруг поражает меня тем, что начинает читать стихи:

А где-то живёт печаль,
И где-то живёт грусть.
Кого-то мне очень жаль.
Над кем-то просто смеюсь.

Идёт вечный день, где ты.
Звёзды с луной там, где я.
Цветут у тебя цветы.
Холод и тьма у меня.

Я очень хочу к тебе
В яркий и солнечный день.
Навечно в моей судьбе
Ночи лишь чёрная тень.

Если к тебе я приду,
Твой день устремится прочь:
Ночь я собой приведу,
А быть им вдвоём невмочь.

Я автоматически продолжаю:

Быть нам вдвоём не судьба,
Как ты её ни кляни.
Вечная эта борьба.
В ней мы, увы, не одни.

Стоп! Это же мои стихи! А я их читал только одному человеку на Земле, больше того, я их писал для этого человека! Оборачиваюсь, смотрю на девушку. Она изумлённо смотрит на меня:

? Лёша?!
? Катя?! ? Получается это у нас почти одновременно.

Она смотрит на меня настороженно, не зная, что будет дальше. Я тоже не знаю, что будет дальше. Я знаю только, что этого мокрого мышонка никуда не отпущу, и знаю точно, что теперь я не одинок. И я абсолютно уверен, что моя раковина раздвинулась настолько, что там теперь места хватит нам обоим. А со временем там поместятся ещё двое. Или трое. У меня ракушка очень эластичная!

ФельдЕбель Мудэ ©
Показать полностью..
Фисташковое лето 27 февраля 2011 1
Мужики


Это случилось чуть больше года назад. Шеф не позвонил, как обычно - ?зайди?, а зашёл сам. Сел напротив, в гостевое кресло, и без предисловий:
- Один из наших заводов, последние несколько месяцев здорово сбоит. Я хочу, чтобы ты съездил, разобрался, наладил, в общем, как ты умеешь. Они работают на большой регион, суммы проходят серьёзные, а отдача не та. Да и партнёры, я чувствую, не довольны. У тебя сейчас как с работой?

- Да с работой в наше время география не существенна, было бы GSM покрытие, - ехать, конечно, не хотелось, - Вы считаете, что Степанович со своей командой не справится?
Степанович у нас возглавлял группу внутреннего аудита. Крепкий старикан ? из породы ?такие всех нас переживут?, - воспитанный ОБХСС и закалённый Народным Контролем. И ребят к себе в группу набирал соответственно.

- Да нет. Они там были зимой. Отчё я тебе дам. Деньги там конечно воруют. Но там проблемы не столько с финансами, сколько в управлении. Пять лет работают, большие заказы, заказчик сам идёт, расслабились, разленились, надо встряхнуть. Тебе не впервой.
- Веселенькое дельце, - энтузиазма небыло, - Там человек триста? На месяц, не меньше.
- Около четырёхсот, - шеф поднялся и направился к двери, - Возьми с собой кого ни будь у Степановича.

Через два дня я с двумя нашими аудиторами и с результатами предыдущей проверки, на моём ?бобике? выдвинулись на место. Самолётом не захотел. Всё равно больше трёхсот вёрст от аэропорта, да и дальние автопробеги я не совершал уже лет пять. Закис совсем. Около тысячи вёрст с перерывом на таможню - и навигатор привёл по нужному адресу в одном небольшом областном центре в соседней стране.

Ворота открыты. Когда въехал на территорию предприятия ? охранник у ворот встретил меня спиной, разговаривая по мобильному. Директор ? Олег Николаевич - невысокого роста, лысоват, в дорогом костюме. Что-то очень плоское золотится в глубине манжета. Рыхлая, потная ладошка. Слишком суетлив и услужлив. ?Да, всё как вы просили, две квартиры недалеко друг от друга, всё в вашем распоряжении. Ключи, адреса. Конечно, представлю коллективу. Уже даны распоряжения во всём содействовать. Безусловно, любые документы. Уже освободили два кабинета. На вечер заказана баня, ресторан. Как же с дороги то? Ну, по результатам, так по результатам. Какие то конкретные вопросы к нам? Всё понимаю. Я отменил все поездки и всё время в вашем распоряжении. Я проведу до машины?.

Я отвёз своих ребят и поехал к себе. И правда не далеко. Здесь всё не далеко. По дороге купил поесть, и пиво. Чешская пятиэтажка буквой ?П?. Втиснул ?бобик? между чьим то ?Гольфом? и бельевым столбом. Почему то заметил, что двигаясь задним ходом, я уже давно не поворачиваюсь в пол оборота, обнимая спинку пассажирского сиденья, а полагаюсь на зеркала и камеру заднего вида. Да закис. Угловой подъезд, четвёртый этаж. Приличная трёх комнатная квартира. Небольшая прихожая, налево кухня. Прямо ? гостиная, направо, по коридору, спальня, детская и удобства. Всё чисто, достаточно уютно, Бытовая техника присутствует. Постель ? новая. Зачёт.

Разобрал саквояж, душ, нарезал всего по чуть-чуть. Открыл пиво, открыл леп-топ, принял почту. Немного посмотрел в телевизор и спать.
Уже почти уснул, и вдруг: ?топ?топ?топ-топ?. Ребёнок пробежал из детской в кухню. Босиком по линолеуму. Ух ? ты. Встал, зажёг свет. Зажёг свет в кухне. Никого. Всё на месте. Заглянул в шкафы, в холодильник ? нет никого. Приснилось? Да нет, слышал ведь уже когда проснулся. Окно закрыто. Баран, какое окно ? четвёртый этаж! Вдруг:
- Хи-хи!
Это из спальни. Хорошие игрушки. Точно ребёнок. Откуда? Пошёл в спальню. Зажёг свет и там. Проверил шкаф, заглянул под кровать - нет никого. Балкон закрыт изнутри. И опять ?топ-топ-топ-топ?. Из кухни в детскую. Ладно, в детской ещё не был. Включил свет. Здесь даже спрятаться негде. Одна небольшая кровать до пола и книжные полки.

?Топ-топ-топ-топ?. Это из спальни на кухню. Включил свет еще и в коридоре. Стою в трусах посреди ярко освещённой квартиры в час ночи.
- Дружище, - Уже не выдержал, - Выходи, хорош играться!
- Хи-хи, - За спиной в детской.
Значит достаточно взрослый, речь понимает.
?Топ-топ-топ-топ? - Опять за спиной. Из кухни в мою комнату. И опять никого.
Я убеждённый материалист. Во всю эту чепуху не верю. Но мурашки пробежали. Затем ещё раз пробежали.

Так. Один знакомый любил повторять: ?Даже если вас съели, у вас как минимум два выхода?. Есть два варианта. Либо я сплю, либо это шизофрения. Пошёл к холодильнику, налил воды в стакан, выпил. Пошарил рукой в морозилке ? холодно. Открыл воду, намочил руку и вытер лицо. Нет, не сплю. Это плохо.
?Топ-топ-топ-топ?. Опять за спиной. Из гостиной в детскую. Проклятье! Неужели я сошёл с ума? Боже как жалко. Так! Спокойно! Проанализируем. За всё время перемещений, ключевой точкой был пятачок между гостиной, кухней и прихожей (в это время какая то возня в детской и кряхтенье), здесь пересекались все маршруты. Следовательно, оставаясь здесь, я обязательно увижу этого парня (почему именно парня?).
- Дружок, - сказал я негромко, - ты продолжай прятаться, а когда захочешь поиграть, я тебя здесь подожду.
- Хи-хи, - Это из детской. Всё он понимает.
Я сел на пол в углу между гостиной и кухней, облокотился на стену, вытянул ноги, перекрыв доступ на кухню, и стал ждать.
Из детской раздавалось кряхтенье, какое то глухое бормотанье и сосредоточенное сопенье. Но уже никто никуда не бегал.
Так я и проснулся утром ? на полу у входа в кухню. ?Ни фига себе ночка!?.

Душ, завтрак. Выкатил ?бобик?, забрал своих и поехал знакомиться с коллективом.
Уже во второй половине дня понял ? мой шеф был не только прав, но и недооценивал масштабы происходящего. Коллективчик тот ещё! Всё провоняло дрязгами и стукачеством. На первое место ставилась подковёрная возня, а только потом ? работа. Все всерьёз спешили прогнуться перед директором, обгадить коллегу, а о заказах, поставках, производстве говорили вскользь. Это не интересно. Это отвлекает. Штат непомерно раздут родственниками, знакомыми и родственниками знакомых. Во мне народ увидел ?Самого Главного? и вся эта грязь полилась на меня селевым потоком. К концу дня я понял, что месяца может не хватить.

Нет, конечно же, не всё так плохо. Были абсолютно нормальные люди, со здравым видением, с адекватным восприятием. С такими говорили о работе достаточно конструктивно. Но опять же. В чём минус порядочного человека. Не станет он говорить, из ? за кого конкретно получилось так и так, или происходит так, а не иначе.
Незаметно подошёл конец рабочего дня, и вспомнилась прошедшая ночь. Сейчас это казалось сном. Может, это и правда был сон? Ладно, там посмотрим. Лягу сегодня пораньше.
Сказано ? сделано. Отвёз своих в центр города - решили прогуляться - а сам, через магазин, поехал домой. Разложил продукты, переоделся, взял пиво и стал вникать в прошлый отчёт своих аудиторов.

Да. Деньги уводили. Но сначала хотя бы пытались всё это дело вуалировать, а последний год просто нагло. Видимо лесть даёт своё, и директор правда почувствовал себя всемогущим. Но суммы меньше, чем я ожидал. Ладно, об этом позже.
И только я подумал про сон - ?топ-топ-топ-топ? - из детской в кухню.
Сразу стало тоскливо, и захотелось водки.
Вообще-то, я водку пью крайне редко. Для этого должны совпасть слишком много факторов, как то свободное время, хорошая компания, соответствующая закуска, и, главное ? настроение. Но наверно кому-то знакомо чувство, когда хочется залпом пол стакана.
Пока одевался ? пробегали два раза. Даже не поворачивался. Взял ?бобик? и покатил в сторону работы. По дороге, под мостом, был замечен ресторан с грузинским названием. Жареное мясо ? это всегда хорошо. И водка должна там быть.

Ресторан оказался очень приличный, стилизованный. Персонал явно набирали не с улицы. Высокий уровень. Отдал мэтру ключи от ?бобика?, и попросил через час ? полтора меня отвести, назвал адрес. Сделал заказ. Через пару минут вышел шеф повар, поинтересоваться, как лучше приготовить. Еда была действительно достойная, водка в меру холодная, поэтому напился я быстро, был доставлен по названному адресу, как лёг спать ? не помню.
Утром, стоя под душем, подумал, что это не выход. Уходить от проблем не в моих правилах. Проблема есть, её надо решить. Можно каждый день напиваться, можно съехать отсюда, но это не решение. Как-то же здесь жили. Вид у квартиры достаточно жилой. Да наверно в эту сторону и надо двигаться. Ключи от ?бобика? нашёл на полочке у зеркала.

Через пол часа в кабинете директора:
- Олег Николаевич, кто занимался съёмом моей квартиры? Нет, все в порядке, попросите его зайти ко мне.
- Через какое агентство? Номер телефона сохранился? С кем в агентстве вы контактировали?
- Андрея Сергеевича попросите. Добрый день. Я бы хотел с вами встретиться. По поводу съёма жилья. Благодарю вас.
Через двадцать минут помятый дядька с красными прожилками на носу:
- Мы не даём контакты наших клиентов, если у вас есть вопросы - решайте с агентством.
?Как же, мой красноносый друг, меня в своё время добрых три месяца учили, как правильно общаться с такими, как ты?.
Выяснил вскоре: Лидия Фёдоровна. Дочка в другом областном центре за четыреста вёрст. Родился ребёнок. Дочка работает в банке, взяла месяц отпуска плюс две недели за свой счёт. На больше не отпускают. Или увольняйся. Попросила маму приехать, а тем временем сдавать мамину квартиру. Всё-таки тоже доход.
Горел бы тот банк!
Не дурак придумал мобильный телефон.

- Лидия Фёдоровна? Добрый день. Удобно вам говорить? Меня зовут Юрий Владимирович. Я снимаю вашу квартиру.
И вдруг сразу мне в лоб вопрос:
- Вы наверно по поводу ?мужиков?? Я думала, они обиделись и ушли. Я как сказала им, что уезжаю, они пропали. Месяц не слышала, до самого отъезда. Я так плакала?
Вот так всё просто. Оказывается их трое или четверо, зла никакого не делают. Иногда шалят, но всегда беззлобно. Очень любят всякие сладости, молоко. Нет, никогда не видела. Как дом сдали ? так и живут, лет двадцать, как. Ой, боже, Светочка проснулась?

И снова на работу. Очередной сотрудник:
- Вячеслав Михайлович, с марта прошлого года, стали появляться временные разрывы между датой подачи заявки заказчиком и датой отправки на производство или в КБ. Сначала день ? два, затем больше, и, к октябрю разрыв достигает месяца. Чем вы это можете объяснить?
Раскрасневшийся полноватый мужичёк, за сорок, видно в не первый раз одетой рубашке и джинсах.
- Это всё, Юрий Владимирович, началось когда Людка из кадров, когда привела племянницу своей подруги, сама делать ничего не умеет, только командует. А бабы в отделе ? никто не работает. Целыми днями кофе пьют, а сказать никому ничего нельзя - директор взял?
- Вячеслав Михайлович, я вас попрошу ответ на этот и на другие мои вопросы подробно написать. Кроме того, отдельно опишите мне ваши должностные обязанности, как вы их понимаете. Завтра к восьми утра мне отдадите.
- Так уже пол пятого, когда ж я успею? Может послезавтра?
- Вячеслав Михайлович, вы хотите здесь работать послезавтра? Тогда потрудитесь сделать это до завтра.
Боже мой, и это начальник отдела!

Ладно. Скоро вечер. Сладости. Что за сладости? Конфеты? Печенее? Торт? Где наша Лидия Фёдоровна?
С Лидией Фёдоровной нет связи. Будем думать сами. Конфеты ? шоколадные или карамель? Может взять в коробке, а то будут шелестеть фантиками всю ночь?
Стоп! Секундочку! Мне тридцать восемь лет. У меня два высших образования не считая бизнес академии и всяческих тренингов! У меня в подчинении более трёх тысяч человек! И чем я занимаюсь? Составляю меню для домового? А что ты предлагаешь? Ну, хорошо. Проблема есть? Есть! Решений два ? мир и война. Если война ? опять же два финала. Либо они уходят из дома, либо ухожу я. Как их выжить? Позвать попа или колдуна? А если не выгоню? Только разозлю? Может они не такие безобидные? Тогда придется съезжать. Так это можно сделать и сейчас. А если выгоню? Они здесь живут двадцать лет, а я два дня, как приехал, и через месяц ? два уеду. Нет, надо мириться.
Заткнулся? Сиди и сочиняй меню.

Лады. Конфет возьмём всех по чуть-чуть. Печенья и пряников тоже. Молоко. Наверняка из супермаркета пить не будут. Там от молока только цвет. В бухгалтерии тётки должны знать. Какой у них внутренний номер? Ага.
- Елена Александровна, - главбух меня уже узнаёт по голосу, - подскажите, где я сейчас смогу купить молока? Нет хорошего молока для ребёнка. Поинтересуйтесь, пожалуйста.
Нашлась одна женщина, у которой есть номер мобильного телефона молочницы с рынка, у которой она по выходным берёт молоко и яйца. Зовут Лариса.
Дальше очень просто. Три литра вечернего молока и три десятка яиц забираю через час в двадцати километрах от города. ?Конечно, банку верну. Завтра или послезавтра я снова заеду?. Приятная женщина Лариса. Теперь в супермаркет за сладким. Хоть и по чуть-чуть, но пакет получился внушительный. Взял на всякий случай разной сладкой воды, просто воды и маленький торт.

Придя домой, с порога объявил:
- Мужики! Это всё вам. Будем жить дружно. Я сейчас разложу на кухне, - поставил пакет на стол и начал доставать оттуда пакетики,- и разложу по тарелкам. Сам буду в гостиной. Утром сам всё уберу.
Достал четыре стакана, разлил молоко. Выставил сладкую воду, сорвал пластиковые крышки. Открыл и порезал торт. Места на столе едва хватило. Отошёл и окинул взором сервировку. Блин! Детский день рождения! Пододвинул табуретки.
- Вы мне дадите выспаться, а я вас буду угощать. Если что особенно понравится, отложите на столик у плиты. Я буду знать, что взять в следующий раз.
Взял пиво, местной сырокопченой колбасы (вкусная зараза, давно такой не ел), вынул пивной стакан из морозилки, леп-топ под мышку и закрыл за собой дверь в гостиную. Разложил всё на журнальном столике у дивана и сделал погромче телевизор. Но всё равно, когда минут через двадцать на кухне началась возня, я услышал.

Через час захотелось в туалет. Проклятье, мог бы предусмотреть.
Подошёл к двери. Возня тут же смолкла.
- Мужики! Я в туалет! Смотреть не буду!
Тишина.
Тихонько открыв дверь, демонстративно отвернувшись от кухни, пошёл по своим делам. Обратно шёл, уставившись в пол. Закрыл дверь, допил пиво и лёг спать. Свет на кухне остался гореть.
Пролежал минут пятнадцать ? тишина. Вот и чудесно.
Утром ожидаемого хаоса на кухне я не обнаружил. Свет не горел. Практически всё было на месте, лишь на некоторых тарелках пряников уменьшилось заметно. Молоко тоже пили не сильно. Воду и напитки не тронули. Фантиков и крошек нигде не было. На столе у плиты лежали квадратная ?ириска?, цилиндрическая ?коровка? и горбатый пряник с пятнистой спинкой. Как мило. Совсем не балованный народ.

Итак! Контакт налажен, меню на вечер определено, можно заняться делом.
Этот день посвятил производству. Здесь всё было неожиданно очень пристойно. Главный инженер, Иван Васильевич (почему-то сразу вспомнилось: ?жил ? был царь Иван Грозный, которого за свирепый нрав прозвали ?Васильевич?), явно за шестьдесят, в советском ещё сером костюме, молчаливый и спокойный. Народу неожиданно не много, как для таких площадей (зарплаты не поднимали с самого начала, поперву было не плохо, ну а сейчас, что это за деньги?), но везде чисто, процесс отлажен, учёт двусторонний, контролем качества, да и качеством остался доволен. Есть, конечно, нюансы, но это лечение амбулаторное. Хирург здесь не нужен.
- Иван Васильевич, вы кабинет себе сами в цех перенесли?
- ?Коммерческого? когда Николаевич взял на работу, мне предложил перебраться. Кабинетов на всех не хватает.
- Вот вы к ?охране труда? и переехали?
- Ну, - улыбается,- была еще проходная.
Ещё чуть больше часа общался с начальниками цехов и мастерами. После зашёл к конструкторам.
Через три часа:
- Людмила Анатольевна, из нашей с вами беседы я практически ничего не понял. У вас в отделе кадров шесть человек. Вы можете к концу дня мне написать, кто конкретно, какие функции выполняет и за что несёт ответственность? Пожалуйста, поимённо. И укажите, пожалуйста, образование и стаж работы ваших сотрудников. Да всех, включая начальника отдела. Нет именно к восемнадцати часам. Нет, конечно, вы ничего мне не обязаны. Я тоже знаю законы. Поверьте, для нашего холдинга, три месячных оклада не станут препятствием сокращения любого сотрудника. Но ведь можно уволить и по статье, согласитесь? Я бы на вашем месте не стал бы рассчитывать на директора. Всего хорошего.

Надо будет ?бобика? на стоянку определить. Дальше будет только хуже. Сожгут ведь. Жалко ?бобика?. И менять охрану надо срочно.
После ещё одного такого разговора, последовал визит директора, и, довольно резкий наезд в плане не тех методов, не умения работать с людьми. В общем, он не даст мне разрушить дело, которое он создавал столько лет. Боже, во что могут превратить человека ?попу лизаторы?. Зевс! Видать здорово его накрутили, если так расхрабрился. Что я мог ему сказать?
- Олег Николаевич. Завтра в девять я назначил вашему ?коммерческому?, а после этого, в одиннадцать, мы с вами расставим все точки. Вас это устраивает?

Возвращался домой в настроении гадостном. Ребята мои за три дня сразу нарыли такого, что прошлый год оказался финансовым раем для предприятия. Деньги выводились, как перед смертью, совершенно нелепо и безобразно. Нет, не стоит затягивать диагностику. Завтра разберусь с ?верхами? и начну резать этот чирей. А что покажет вскрытие, сколько там на самом деле гноя - посмотрим. Позвонил нашему начальнику безопасности. Старый добрый Петрович. Отставной полковник. Десять лет назад мы пришли на фирму практически одновременно. Его чуть хриплый голос сразу поднял настроение:
- Приветствую, Юрий Владимирович! Шеф предупреждал. Что, пора?
- Приветствую, Вячеслав Петрович! Человек десять, если есть ? двенадцать.
- Опасаешься бунта?
- Думаю, до этого не дойдёт. Здесь территории два гектара, шесть зданий, плюс круглые сутки. И понаблюдать кое-кого.
-Всё сделаю. Как обычно, на вчера?
- Нет. Завтра, вторая половина дня. Дашь ребятам с собой оригинал приказа о моём назначении временным управляющим, и копии приказа в банки, таможню, в общем, Виталик всё знает. Да, ещё?
- Ну, говори, говори.
- Попроси, пожалуйста, кого-то из ребят взять штук пять тульских пряников, посвежей, с разной начинкой. Здесь не продают.
- Эк, брат тебя крутануло. Добро! Всё будет!
- Спасибо, Петрович.
- До встречи!

?Бобика? отогнал на стоянку. Восемь минут от дома ? не напряг. Благо дома всё есть, нести ничего не надо. Настроение заметно улучшилось, у ?мужиков? тоже всё есть, за молоком поеду завтра. Всё остальное тоже завтра. Сегодня только пять страниц отчёта. Зашёл, включил свет?
Шок!
Сейчас, по прошествию года, мне легко рассуждать на эту тему. Тем более, что ничего уж совсем ужасного, я тогда не увидел. Сейчас многие в разговоре говорят ?Я в шоке?, и это нормально воспринимается. Но многие ли знают, что такое ?Шок?. Я теперь знаю.

Меня в своё время поболтало немало. Было очень много разного. Девяностые годы я прошёл от начала и до конца по полной. Доводилось бывать и на передовой. Спасибо двум годам, отданным МГ ГОН ПВ КГБ СССР, кто понимает. Скажу лишь, что когда в девяносто четвёртом, меня, пристёгнутого наручником к полудюймовой трубе, отхаживали дубинками два мента, в арендованном мною цеху, возле контрабандой привезенного моего бэушного станка для склейки пакетов, а затем облив моим растворителем мои рулоны с полиэтиленом всё это подожгли, ? то даже те события не оставили во мне таких запоминающихся эмоций, как то о чём я сейчас пишу. Тогда я отделался вывихом плеча, двумя сломанными рёбрами и ожогами (дай Бог здоровья тому сварщику, так халтурно приварившему тот конвектор). Страх точно был. Была злость. Обида была страшная - такая, наверно, бывает только в детстве. Слёзы тоже были. Но даже сейчас, ещё раз переживая тот эпизод в цеху, я не могу вспомнить ничего похожего на силу тех эмоций, которые я испытал в прошлом году, войдя в квартиру на четвертом этаже кирпичной пятиэтажки.

Одновременно с прихожей, свет зажёгся в гостиной. На журнальном столике у дивана стояла банка с пивом. Явно только из холодильника, поскольку сразу начала покрываться капельками конденсата. Рядом был мой стакан из морозилки. И тоже на моих глазах запотевал и тут же покрывался инеем. Рядом со стаканом расположилась тарелка с тонко нарезанной сырокопченой колбасой. С характерным звуком включился телевизор и, практически сразу ? открылась банка с пивом. Вроде бы ничего особенно страшного. Просто немного необычно.
Но волосы вправду встали дыбом. Рубашка в миг намокла и прилипла к спине. Онемели и руки и ноги. Перехватило дыхание. Внутри всё похолодело, и холод не уходил. Я продолжал тогда стоять, а глаза заливал липкий пот. Я ничего не мог сделать.

Сколько я так провёл времени ? не знаю. Но когда я смог выдохнуть, стакан уже оттаял, и конденсат с него струйками стекал вниз.
- Ну, ?мужики? - это сюрприз!
Я смог сделать шаг.
- Хи-хи, - это из спальни. И снова:
- Хи-хи, хи-хи.
Я сделал глубокий вдох. Голова чуть кружилась. В ладонях слегка покалывало. Не разуваясь, прошёл в гостиную. Налил пиво в стакан и жадно выпил большими глотками. Налил и выпил ещё стакан. Из заднего кармана бирюк достал платок. Вытер лоб, шею, виски. Сел на диван. Плеснул в стакан остатки пива и выпил в один глоток. В голове была просто звенящая пустота. Пот лил не переставая. Скорей механически, чем что-то соображая, я направился в ванную. Лишь под холодным душем начал приходить в себя. Выключил воду, только когда понял, что совсем замёрз. Надел халат - и на кухню.
Молока было больше двух литров. Часть разлил по стаканам. Руки дрожали. Пряники и любимые ?мужиками? конфеты я не убирал со стола. Конфет, пожалуй, маловато ? нужно немного досыпать.

- ?Мужики?! ? немного подташнивало, зубы пытались сорваться в дробь, - Я дверь в кухню чуть прикрою, чтоб я мог перемещаться по квартире и вас не смущать.
Тишина.
Я взял пиво в холодильнике, прикрыл дверь в кухню, оставив щель сантиметров в двадцать, и весь вечер провёл в попытках разобраться: что же меня так напугало?
?Мужики? возились на кухне, хихикали, глухо бормотали, несколько раз бегали туда ? сюда. Однако когда я лёг спать, восстановилась тишина.
Утром встал раньше. Нужно проработать первые результаты аудита. Вчера было не до того. Ребята Степановича не зря едят свой хлеб. Знают точно, где и что искать. Всё чётко и лаконично. Отчёт приятно читать: дата - событие ? цифры ? выводы. Директор, сволочь та ещё, но с ним, думаю, будет проще. А вот ?коммерческий? - личность явно не устойчивая. Без истерик не обойдёмся.

По дороге на работу отзвонился Паша Пархоменко ? зам Петровича, бывший инструктор морской пехоты. Огромный, спокойный и надёжный, как пик Коммунизма.
- Мы выдвинулись из аэропорта в вашу сторону.
Прекрасно.
Как и ожидал, конструктивного диалога с ?коммерческим? не получилось.
Высокий, чуть больше тридцати. Прямые длинные волосы. Вытянутое худое лицо. Одет в? Мать дорогая! Похоже это Tom Ford! Ух-ты! Быстро прошёл к моему столу, брезгливо протянул мне четыре пальца. Я проигнорировал, жестом пригласив присесть:
- Игорь Григорьевич, через две недели после вашего назначения, все основные поставки замкнула на себя одна фирма. Стоимость сырья сразу выросла в полтора ? два раза. Учредителями являетесь вы, ваш директор ? Олег Николаевич, и его жена, ваша сестра, - лицо его побелело, и пошло красными пятнами от шеи до лба.

- Ещё через неделю, появился Торговый Дом, с тем же составом учредителей и тем же директором ? братом вашей мамы - взявший на себя всю реализацию. При этом мало того, что продукция на него отгружалась с двух ? трёх процентной рентабельностью, этот Торговый Дом успел накопить задолженность, выражающуюся вот этой цифрой. ? Я развернул в его сторону лист бумаги у себя на столе. ? Прокомментируйте, пожалуйста.
Красные пятна остались только на скулах. Глаза забегали. Явно ошарашен, видно готовился к другому разговору. Но быстро очухался:
- Кто вам сказал?! Кто?! ? руки прыгали по столу.
- Это всё есть в бухгалтерии.
- Нет! Про учредителей!

- Игорь Григорьевич, оба этих предприятия ведёт ваш главбух, Елена Александровна. Учредительные документы всех предприятий находятся в одном месте в её кабинете.
- Вы не имели права!
- Игорь Григорьевич, мы отвлеклись. Я просил вас ответить на мой вопрос.
Лицо стало полностью белым. Нижняя губа затряслась. Сейчас начнётся.
Правой рукой он схватил меня за галстук и потянул к себе.
- Ты хочешь всё сломать?! Ты, сука! Всё сломать?!
Очень захотелось дать правой снизу в подбородок. Чтоб только ноги мелькнули. За одно посмотрим на туфли. Боже, о чём я думаю?
Левой рукой взял его правую руку у самого плечевого сустава, и сильно надавил большим пальцем с внутренней стороны руки. Она сразу обмякла и шлёпнулась на стол. Он отскочил на два шага назад, сбив по дороге стул. Губа тряслась, в глазах стояли слёзы. Висевшую плетью правую руку он взял левой на перевес, нежно, как ребёнка.
- Я тебя уничтожу, сука! ? вышел из кабинета, нажав на дверную ручку локтем, и захлопнув дверь ногой.

Да. Разговора не получилось. И фамилию туфлей определить не удалось. Директор, судя по всему, должен появиться минут через пятнадцать.
Нет. В одиннадцать, как и договаривались, зашёл Олег Николаевич.
- Добрый день. Я говорил с Игорем. Что вы намерены предпринять.
Руки не подал. Волнуется сильно. Но тон сухой, деловой.
-Олег Николаевич. Всё что происходит внутри холдинга, есть внутренние дела холдинга. С сегодняшнего дня, временным управляющим являюсь я. При выполнении всех моих условий, я не дам хода ни одной бумаге.
- Ваши условия? ? это был уже совсем другой Олег Николаевич, совсем не знакомый мне человек.
Я изложил. Пять пунктов.
- В течение какого времени должна быть погашена задолженность?
- Сколько вам необходимо?
- Две недели.
- Два дня. И это время вы, ваша семья и Игорь Григорьевич будете под наблюдением.
Вопросительно ? недоумённый взгляд. Что? В правду хотел смыться?
- Сумма очень серьёзная, Олег Николаевич.
- Но два дня мало! Сумма правда серьёзная.
Завибрировал мобильный. Паша. Значит у проходной.
- Вы справитесь, Олег Николаевич. Пойдёмте менять охрану.


Дальше пошла текучка. Перетряхнул штатное расписание. Подогнал под него штат. Кто-то увольнялся сам, кто-то пугал судом и прокуратурой. Человек пятьдесят неделю митинговало у горисполкома. Тут же прошло в новостях. Познакомился с мэром. Сошлись на том, что я не буду перерегистрироваться в районе, все налоги по прежнему буду платить здесь. Оплатил оборудование компьютерного класса, который мэр должен подарить какой-то школе на первое сентября.
Директором поставил главного инженера. Замами к нему определил главного технолога ? бой бабу, и молодого паренька Юру из сбыта. Соображающий и обучаемый парень. Сносный английский. Свозил его к партнёрам в Европу и в Китай. Личных контактов не заменит ни что. И если в Европе в основном говорили, то в Китае плотно прошлись по трём заводам, в деталях показал Юре технологию (это вам не какая то китайская подделка, это настоящий Китай). Если я в нём не ошибся, через пару лет заберу к себе замом.

?Мужики? мои в тот раз тульские пряники смели в одну ночь. После ещё несколько раз их заказывал через DHL. В доме уже никто никого не стеснялся. Гремели посудой прямо в моём присутствии. При этом всегда поддерживали чистоту. Встречали меня холодным пивом. Где-то нашли старый, совсем лысый мячик для большого тенниса, и играли по вечерам. Сначала просто бросали друг другу, а затем я им устроил кегельбан из пустых пивных банок. Они бросали вдоль коридора из тёмной детской, а я расставлял банки на входе в кухню, и возвращал им мячик. Визг и хохот стоял, скажу я вам! А, когда сбивались все банки - так просто истерика.
На период моих командировок мы выбирали меню посредством пустых пивных крышек. Каждой крышке соответствовал определённый вид напитка или продукта. К тому времени пользовались спросом уже творог, мед, сгущенное молоко, питьевые йогурты, варенье. Какие крышки оставались на утро, такие продукты закупались на время моего отсутствия.

Но, пришло время уезжать. За несколько дней, я предупредил своих ?мужиков?.
- ?Мужики?, поехали со мной! Я живу в очень большом городе. У меня там большая квартира на верхнем этаже высокого дома. Вам там обязательно понравится! А ещё, у меня есть красивый деревянный дом в вековом лесу, на берегу очень красивого озера. Рядом в сторожке живёт один усатый дядька. Он хоть и ворчливый, зато очень добрый. Захотите - будете жить там.

Я выставил три крышечки и объявил:
- Первая остаётся, если со мной ехать никто не хочет. Вторая ? если кто-то хочет, а кто-то нет. Третья остаётся, если едут все. Определим состав, затем будем подбирать метод транспортировки.
Но не на утро, ни через день, ни к отъезду ни одна крышка не сдвинулась.
Вечером, накануне отъезда, собрав свои вещи, я попытался проститься с ?мужиками?. Я произнёс прощальную речь, но ответом мне была тишина.
Утром ? та же история. Но знаю ведь, слышат. Ну, нет, так нет.

Дорога прошла на одном дыхании. Когда пересёк кольцевую, позвонил домой консьержу. Попросил купить еды, и забить пивом холодильник. Позвонил друзьям, за которыми сильно соскучился. Договорились в девятнадцать у меня поиграть в карты.
Затянувшиеся распасы, не сыгранные мизера, просто трёп, короче расстались за полночь.
Ещё не коснувшись подушки ? я уже куда-то уплывал, сон подхватил и сразу понёс. И так же внезапно исчез.
?Топ-топ-топ-топ?. Из столовой в кабинет. И сразу:
- Хи-хи! ? из за дивана в холле.
Ком подступил к горлу. Навернулись слёзы. Молча встав, я подошёл к телефону, набрал номер консьержа:
- Доброй ночи. Мне необходимо сейчас свежее деревенское молоко, и штук пять тульских пряников.
Повесил трубку, повернулся и сказал в пустоту тихонько:
- С приездом, ?мужики?.

P.S. Скажите мне, что это не шизофрения.

© Polett
Показать полностью..

Галереи пользователей

Данных материалов у пользователя нет

Разделы

Тэги

Данных материалов у пользователя нет

События афиши

Данных материалов у пользователя нет

    Обратите внимание:
  • Удаленные, перемещенные в архив и скрытые темы на форумах, записи в блогах, события в афише и фото автоматически удаляются из этого списка
  • Свежие добавленные материалы выводятся выше в списке.